Юрий Калитвинцев: "Я был верхним в паре, приходилось и на руках стоять…" - 5 Августа 2009 - Украинский футбол!
Главная » 2009 » Август » 5 » Юрий Калитвинцев: "Я был верхним в паре, приходилось и на руках стоять…"
Юрий Калитвинцев: "Я был верхним в паре, приходилось и на руках стоять…"
00:08

Если возникает напряженная ситуация, я ставлю себя на место футболиста и представляю, что бы мне хотелось в этот момент услышать от тренера. Пока получается. Во всяком случае, в тех командах, которые я тренировал, складывались действительно семейные отношения».



Лет 12 назад. Над моей кроватью висит вырезанная из газеты фотография: Юрий Калитвинцев в форме киевского «Динамо» с распростертыми руками бежит, радостный, по полю. Еще бы не радостный… Это ж только что, на 65-й минуте домашнего матча с «Барселоной», наш полузащитник поставил точку в победе над каталонцами — 3:0. 


…Он родился в России, раскрыл свой талант в киевском «Динамо» и сборной Украины, а теперь тренирует молодежь — футболистов «Динамо-2» и национальную сборную юниоров (U-19), с которой в минувшее воскресенье добыл «золото» Евро-2009. 



— Юрий Николаевич, говорят, что работа с молодыми футболистами имеет свою специфику. К примеру, тренер должен принимать активное участие в жизни своих подопечных… 


— Обязательно. Ни в коем случае нельзя зацикливаться только на футбольных вопросах! Иначе ты будешь не тренером, а каким-то… исполнителем. Я считаю так: на поле ты — тренер, а за его пределами — кому-то старший товарищ, а кому-то — и вовсе как отец. Ребята, скажу вам, это чувствуют. Кроме того, чем больше ты будешь знать о проблемах и интересах подопечных вне работы, тем легче тебе будет находить с ними общий язык на поле. 


— То есть, индивидуальные беседы с ребятами проводите регулярно?


— Конечно. И ни в коем случае не в формате «ну-ка, зайди ко мне — поговорим». Иногда из-за этого футболист может замкнуться. Мы разговариваем в паузах на тренировке, перед ней или после, когда они расслаблены. Порой чтобы достучаться до игрока, достаточно пары слов, но все равно к каждому — свой подход. К одному применимо крепкое слово — он все поймет и скажет: «Я виноват, тренер, извините». А другой, пусть и допустит более грубую ошибку (я не говорю сейчас исключительно о событиях на поле), но на него давить не следует — лучше просто по-доброму сказать: «Да, ты поступил неправильно, но ничего страшного, с кем не бывает». И человек сделает соответствующие выводы. А еще я всегда учу ребят, чтобы они были солидны и последовательны в своих действиях. Потому что футбольный мир тесен, и если ты где-то, простите, «набедокурил», об этом будут знать все. 


— Наверняка в работе используете и опыт тех тренеров, под руководством которых играли сами. Один из них — рулевой первой динамовской команды Валерий Газзаев. Как складывается ваше нынешнее сотрудничество? 


— После того как он принял команду, мы успели встретиться всего пару раз. Естественно, я предоставил Газзаеву информацию по нашим молодым игрокам. Кстати, я ведь в свое время стажировался у Валерия Георгиевича в ЦСКА. Имелись варианты отправиться в «Манчестер Юнайтед» Алекса Фергюсона и «Арсенал» Арсена Венгера, но я выбрал армейский клуб. Мне было интересно, насколько изменился тренер Валерий Газзаев с тех пор, как я играл у него в московском «Динамо», хотелось узнать, как он работает с легионерами… 


Валерий Георгиевич с удовольствием откликнулся на мою просьбу. Хотя знаю, что некоторым начинающим тренерам он отказывал. Говорил, что, дескать, «у нас в ЦСКА есть свои секреты». Мне же по приезде в Москву сказал следующее: «Значит так: ты член команды, поэтому должен везде быть с нами». 


— Много приходилось слышать о том, что Газзаев — очень жесткий наставник.


— Я бы сказал: справедливый. Он придерживается такой концепции: дисциплина на поле и в быту плюс уважительное отношение друг к другу. Газзаев никогда не обидит подопечного. Да, он может высказать что-то в довольно жесткой форме, но это лишь в том случае, когда игрок не выполняет поставленное задание. А вообще Валерий Георгиевич любит своих футболистов и хочет, чтобы они не только лучше всех играли, но и были лучше всех одеты, ездили на лучших автомобилях. Для этого надо выигрывать, а чтобы выигрывать, необходимо работать. Тренер же делает все возможное, чтобы помочь спортсменам в этом. Так что если понимать его концепцию, то работать легко. 


— А кого из тренеров, у которых приходилось играть, вспоминаете чаще остальных? 


— Всех. Мне везло с наставниками, и о каждом из них могу сказать только хорошее. К тому же, еще задолго до завершения карьеры игрока я решил, что впоследствии сам займусь тренерским делом. Поэтому всегда прислушивался к их мнениям, к методам работы.


— Записи, наверное, вели… 


— Обязательно. Но меня всегда больше интересовал не столько сам тренировочный процесс, сколько умение создать ту атмосферу в команде, которая позволит руководить коллективом без эксцессов вне зависимости от нагрузки. Потом, конечно, что-то из записей подошло, что-то — нет. Футбол ведь не стоит на месте. Но те наработки можно использовать как базу. При этом я ни в коем случае не занимаюсь плагиатом, то есть — не пытаюсь никого копировать. Считаю, никогда не будет второго Валерия Лобановского, Константина Бескова, Виктора Прокопенко или Валерия Газзаева… 


— Юрий Николаевич, у вас у самого двое детей… 


— Да, старшая — дочь Настя — окончила недавно Университет им. Тараса Шевченко, теперь она дипломированный психолог. А сын метит в футболисты — недавно подписал первый профессиональный контракт с «Динамо-2». Валик — перспективный игрок. Это я говорю уже не как отец, а как тренер, под руководством которого он тренируется. Сейчас ему 16. Учитывая его отношение к занятиям и любовь к футболу, скажу, что он может вырасти в очень приличного футболиста. А вообще как отец я — любящий, мягкий, но «жесткосправедливый». 


— А дочь со спортом как-то связана? 


— Да, она — мастер спорта по художественной гимнастике. 


— Насколько известно, вы в раннем детстве тоже занимались гимнастикой… 


— Нет, я с 8 до 11 лет ходил на акробатику. Был верхним в паре, меня постоянно бросали и крутили, приходилось и на руках стоять. Думаю, впоследствии, когда занялся футболом, этот опыт очень пригодился. Ведь в акробатике вырабатываются и координация, и гибкость. На шпагат, конечно, уже не сяду, но, допустим, у меня никогда не было растяжений мышц благодаря их эластичности. 


— А как это вас в акробатику занесло? 


— Как обычно, в школу пришел тренер и объявил о наборе в секцию. Тогда было не так много соблазнов вокруг, а в зале и маты, и кувырки, и по канату полазить можно... Это воспринималась, как детская полоса препятствий. Тем не менее, всегда больше нравился футбол, потому что во дворе все в него играли. Я и за наше домуправление мяч гонял. Потом секцию по акробатике перевели в другой зал, мне показалось, что это далеко от дома. Хотя, когда из одного футбольного клуба перешел в другой, который находился в два раза дальше от первого, то с удовольствием ездил туда. А еще я в свое время очень расстроился, когда меня не приняли в музыкальную школу…




— Почему же не приняли? 


— Тогда эту школу пришлось бы закрыть. У меня же — ни голоса, ни слуха! Но я не любил проигрывать ни в чем, вот и стало обидно. Правда, потом мама объяснила, что все справедливо. 


— А чем аргументировала? 


— Да что ж там аргументировать?! Сказала: «Пойди, послушай, что там дети делают, и попробуй, повтори». А чуть позже, когда я со старшими товарищами сидел на стадионе и курил под кустами, они начали расспрашивать: «Это ты что, собирался в музыкальную школу идти? На скрипке, что ли, играть?..» То есть дали понять, что не мужское это занятие и авторитета у друзей мне оно не добавило бы. Поэтому, наверное, и хорошо, что меня в «музыкалке» забраковали. 



— Зато вас не забраковали в спортинтернате, где вы не только получили профессию, но и встретили свою вторую половинку…


— Да, Ольга занималась там художественной гимнастикой, а я, естественно, футболом. Нам тогда было лет по 16. Изначально все проходило на уровне шуток, но потом возникла взаимная симпатия, стали дружить, появились чувства. И вот, мы до сих пор вместе. 


— То есть Ольга — ваша первая любовь? 


— Ну что вы! Первая нагрянула еще в детском садике. Там было две девочки-близняшки, вот я их обеих и любил. Потом, разумеется, влюбился в воспитательницу…


— О как! 


— Ну, да. Она ж была молодая и красивая… Как мне тогда казалось (улыбается). Следующая любовь настигла в четвертом классе, когда к нам пришла новая учительница географии. Я старался лучше учиться, чтобы не расстроить дорогого мне человека. Но это все были детские влюбленности. Настоящее чувство пришло именно с появлением в моей жизни будущей жены. 


— Ваши родители по-прежнему живут в Волгограде. Часто у них гостите?


— Реже, чем хотелось бы. Правда, бывает, они ко мне приезжают. Конечно, мы постоянно на связи, но расстояние очень ощущается, особенно родителями. Для меня отец и мать — святые люди, которые сделали все возможное для моего роста, как в профессиональном плане, так и в жизни. Вообще, слово «близкие» — не пустой звук. Разбуди меня среди ночи и скажи, что они в беде, не стану задумываться, где они и что случилось. Сначала поеду, постараюсь помочь, а уже потом буду разбираться, кто прав, кто виноват. То же самое касается и друзей. Их у меня довольно много. Горжусь тем, что в любом городе обязательно найдутся люди, которые будут рады меня видеть. Точно так радуюсь встречам я, когда они приезжают в Киев.



Категория: Сборные | Просмотров: 317 | Добавил: romantikp71 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]